Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

expert

О позитиве

Я никогда не был сторонником поста, предшествующего текущим записям. Но, поскольку, как и в советские времена, агитпроповцы используют советский гнилой заход "критиковать каждый может, что вы предлагаете?", - решил изложить здесь то, что представляется мне необходимыми позитивными изменениями в жизни России:

  • безусловный, безоговорочный  и немедленный отказ от аннексии Крыма, его возвращение Украине, вывод русских войск из Донбасса и Приднестровья, отмена признания независимости Южной Осетии и Абхазии, восстановление дружеских отношений с другими соседями;

  • отказ от концепции постсоветского пространства как сферы доминирования России, прекращение всех действий, направленных на подрыв суверенитета других государств;

  • выработка новой концепции внешней политики России и ее активное и эффективное осуществление, отказ от статуса сверхдержавы в пользу цивилизационной солидарности с ведущими мировыми державами, выход из гонки вооружений;

  • реформирование политической системы: отмена законов о референдуме, о политических партиях, о назначении губернаторов, изменение всей избирательной системы с целью гарантировать равноправную политическую конкуренцию;

  • восстановление цивилизованной партийной системы, прекращение тоталитарного разрушения государства и приватизации власти нынешней правящей группировкой, преодоление последствий нынешней - земляческой и клановой - кадровой политики;

  • пересмотр уголовного законодательства в том, что касается политических преследований при четком и ограничительно-конкретном определении политического экстремизма;

  • пересмотр уголовных дел, связанных с государственным рейдерством и политическими преследованиями бизнесменов, общественных деятелей, ученых, широкая амнистия и создание условий для возвращения в Россию политических эмигрантов;

  • реальные гарантии прав и свобод граждан, согласие на международный мониторинг этой сферы:;

  • административная, военная и судебная реформы, создание новых вооруженных сил, новых силовых ведомств;

  • восстановление единого правового пространства на всей территории страны;

  • независимое расследование с участием международных экспертов и наблюдателей террористических актов, начиная со взрывов домов в 1999 году, политических убийств и загадочных смертей;

  • независимое расследование всех сторон деятельность нынешней власти, отказ как от массовых люстраций по списочному признаку, так и от индивидуальных гарантий неподсудности;

  • начало широкой общественной дискуссии об экономическом развитии страны, интернационализация природных ресурсов.

лифт

Посмертный апдейт

это вам на память обо мне: содержание книги, которая не нужна ни украинскому, ни русскому читателю, хотя составлена на основе публикаций в газете "День" в русских СМИ и различных сборниках. даже некоторые заголовки совпадают. сделать вид, что не узнаешь материалы из собственной газеты и предложить к ним вернуться - это сильный ход.  и если это не отказ, а обсуждение и переговоры, то сейчас я пишу гекзаметром.
честно говоря, думал. что если мне и откажут, то по причине узнаваемости. но оказалось, все эти годы я писал слишком сложно и непонятно.
и только сейчас на это открылись глаза. причина проста и банальна, потому и писать о ней не буду. функционального значения не имеет:
Оглавление
Дмитрий Шушарин 1
Русский тоталитаризм 1
Предуведомление 2
Указание свыше 4
Глава I. Без особых усилий 4
Постижение зла 4
Язык и знание 12
«Ужели слово найдено?» 20
Человек толпы на троне 25
Прогноз-2002 31
Никакого застоя 39
Сила и богатство 48
Консумизм и педократия 56
Глава II. Я люблю тебя, власть 61
«Ступайте царствовать, государь» 61
Лепетто 73
Сакральность и утилитаризм 87
Россия, вперёд! 95
Ресталинизация 104
Глава III. Смерть подпоручика Киже 112
Оппозиция, которой не было 112
Наркомания и фетишизм 127
Поствербальность 135
Рынок вместо цензуры 145
Глава IV. Русский бегает по кругу 154
Большой террор 154
Третьему Риму от Второго 162
Оппозиция, которой нет 168
Русская матрица 180
Глава V. Вне истории – вне цивилизации 195
Абсолютизация идеологии 195
День Победы 203
Discipula vitae 213
Глава VI. Единство ненавидящих 224
Вечная война 224
Антисемитизм XX века 236
Украинофобия XXI столетия 243
Иностранец значит фашист 259
Глава VII. Ответственность жертвы 265
Украина не Россия 265
Русификация и дерусификация 270
Россия не Украина 276
Гибридная война 280
Гибридный мир 290
Гибридная империя 299
Глава VIII. Русский мир или смерть 307
Безрадостная Европа 307
Радиоактивный пепел: цена вопроса 323
Новый мировой порядок 332
Русские пришли 338
Глава IX. Жизнь неизбежна 349
Надежды и рутина 349
Новая лояльность 362
Оппозиция, которая будет 371
Свобода здесь и сейчас 375
лифт

Газета "День" (Киев). Тоталитаризм - дело общее

"Уроженец Киева и тартуский профессор Роман Лейбов задает в «Фейсбуке» вопрос о тех пятнадцати процентах, что не поддерживают кремлевскую политику. Мол, как им удается не поддаваться влиянию большинства. Однако последний тезис нуждается в доказательстве. Очень многие из якобы неподдающихся, на самом деле, по-своему лояльны.
Вот, например, собирают прогрессивные экономисты и социологи семинар на тему «Быть европейцем в России». Что это значит в нынешних условиях? Но когда говоришь, что быть европейцем в России значит противостоять разбойничьей политике кремля, прибегающего к ядерному шантажу, и что без обсуждения этого подобное мероприятие непристойно, то тебе отвечают, это не по-европейски. Европейский подход требует, чтобы подобный вывод делал суд. Но ведь Путина никто не судил, а вот Майдан, прогнавший законно избранного президента Украины, очевидно, вне Европы, как и вся эта страна. И никакого суда не надо.
Дмитрий Быков вольнолюбив и оппозиционен. Но постоянно пишет — вот совсем недавно повторил — что перестройка была ужасна, ибо привела к власти националистов в бывших союзных республиках. А надо было тихо, спокойно перерождаться. И тогда мы сохранили бы великий и могучий Советский Союз, в котором была великая и свободная культура.
Александр Гельман — прогрессист со стажем. В великой советской культуре у него была уникальная ниша: его пьесы были вольнолюбивыми, критическими, но нравились Брежневу. Надо признать, что поставить современное искусство на службу Путину его сыну Марату не удалось, хотя он повторяет попытку, изображая добровольного изгнанника. При этом Марат Гельман выступает против санкций и не является сторонником поражения России в Украине. Позиция взвешенная.
А у Гельмана-старшего позиция еще более тонкая. Крым, с его точки зрения, безусловно, должен принадлежать России. Но отнимать его следовало более деликатно, не так грубо, не столь вызывающе.
Театральный режиссер Кирилл Серебренников обещает устроить международный скандал в связи с гонениями министерства культуры на современную драматургию.  Но еще совсем недавно он вылизывал Суркова и ставил пьесу по его (подписано псевдонимом, а написано призраками) роману «Околоноля», превознося этот забытый ныне текст. И тот же Серебренников покорно отказался по требованию министерства культуры Москвы от показа фильма о Пусси Райот в Гоголь-центре, руководить которым его поставила обличаемая им власть.
Это все медиа-персоны. Но и множество россиян из вроде бы разумных пятнадцати процентов, интегрируются в новое общество."
лифт

На смерть Немцова


хоть был
пародийным
взаправду убили
за правду
за что
а за всё
чтоб лёха
был первым
теперь
ты просёк

да, такова моя версия. благодаря тому, что полдня не было интернета, я получил из ящика представление о том, как преподносится эта трагедия. впрочем, первый звонок был вчера, когда Кирилл Шулика, деятель подставного Демократического выбора, заговорил о ярославском следе. мол, прижал коррупционеров.
сегодня только о борьбе с коррупцией, прежде всего в Ярославле, вещал на РБК допущенный к ящику Яшин.
вторили этому и комментаторы на других каналах.
из Немцова делают героя, павшего в борьбе с дурными чиновниками и зарвавшимися боярами, то есть делавшего вполне государево дело.
и ни слова о его позиции по Украине. ни единого.
и дальше не будет.
в так называемой оппозиции больше нет наметившегося дуумвирата. остался один Навальный - управляемый имперец и крымнаш, никогда не приближавшийся к власти.
Немцов же, как я думаю, был обречен уже потому, что о нем давно и короткое время, но все же говорили как о возможном преемнике Ельцина. это смертный приговор. под таким же приговором ходит и Касьянов, которого прочили если не в преемники, то сменщики Путина.
ну, и с акцией 1 марта вопрос решен: исключительно поминовение. можно и в центре по такому поводу. ни кризиса, ни войны.
так что вполне управленческое убийство - обычное дело.

expert

Кто согласен, перепостите, пожалуйста

тем, кто не поддерживает нападение России на Украину, придется идти до конца. любые пацифистские лозунги, борьба за мир, разговоры о равной ответственности - все это в пользу Путина.
я уж не говорю о привычном блядстве Марата Гельмана, который никак не может поддерживать санкции против России.
только одна позиция является последовательной и пророссийской:

выступление - ясное, артикулированное, без оговорок и компромиссов - за военное поражение России

и не надо вспоминать Ленина и большевиков. ситуация несопоставима с Первой мировой.
уместно вспомнить Вилли Брандта и Марлен Дитрих

нет войне

Газета "День" (Киев). Русские пришли

В одной из своих записей участник украинско-русского конгресса в Киеве Анатолий Голубовский посетовал на то, что интеллигенция почти не говорит о своей вине в происходящих переменах. Отчасти моя публикация по итогам конгресса призвана восполнить этот пробел:
"Возможно, украинцы применили принцип давности по отношению к Марату Гельману и не задают ему неприятных вопросов о его прежней деятельности в Украине. Однако многие в России полагают, что Гельман, не имеющий ни политических, ни моральных принципов, может быть только глазами, ушами и агентом влияния Кремля. И посредником в некоторых политических переговорах. Как и центральная фигура конгресса — Михаил Ходорковский. Оба встречались с одними и теми же олигархами (Ахметов, Тарута), а Ходорковский, соблюдая, видимо, паритет, еще и в Донецк поехал. И оба почти слово в слово повторяют одну и ту же трактовку происходящих событий. Мол, ничего глобального, все это путинская блажь, и ничего более. Гельман в одном из своих интервью добавил, что всему миру плевать на Украину, которой надо самой находить разумный выход из ситуации, порожденной, конечно, путинским безумием. И никакой третьей мировой и угрозы человечеству.
Самое забавное, что в те же дни Арсений Яценюк выступил с прямо противоположным заявлением. Он-то как раз говорил о третьей мировой. Военные эксперты уверены в способности Путина первым применить ядерное оружие (я тоже уверен). В европейской прессе специалисты заговорили не о путинском капризе, а о его глубокой уверенности в собственной миссии спасения мира от западной заразы.
Да и факты — упрямая вещь. Сам Путин назвал захват Крыма спонтанным и импульсивным, чем вызвал здоровый смех у всех, кто оценил глубину разработки и планирования вторжения. То же самое можно сказать о вторжении на юго-восток Украины и о многом другом, что свидетельствует о давней подрывной деятельности Кремля. И Марат Гельман с Глебом Павловским — не последние люди в этом деле".
<....>
"А я тогда, более десяти лет назад, попал в самое больное место, угодил в самую запретную тему. Ту самую, о которой не говорили на конгрессе. О всенародной поддержке Путина и о полной неспособности собравшихся вести диалог с русским обществом. У всех этих людей не социо-, а кратоцентричная картина мира, типичная для России и совершенно чуждая нынешней Украине, особенно после Майдана. Даже, может быть, излишне чуждая — власть тоже заслуживает внимания.
Милейшие люди, собравшиеся в Киеве, проиграли и потеряли в России все, что могли. Но не это их главная беда — русская эмиграция после семнадцатого года тоже была проигравшей, но ее вклад в мировую культуру и цивилизационное развитие огромен. Совсем недавно все эти люди показали, что их прекрасно можно использовать втемную, ибо они весьма далеки от того, чтобы вести политическую борьбу, защищая и продвигая собственные принципы и вырабатывая на их основе политические программы.
Почти все они с радостью участвовали в популистских и националистических кампаниях, бывших частью внутриэлитной борьбы, всерьез принимая это за оппозиционную деятельность. Вот и сейчас они намерены бороться с коррупцией в Украине, разумеется, под эгидой власти, на деньги, поступающие с Запада и, возможно, на те, что даст Ходорковский. Назовем вещи своими именами: в Украине запахло деньгами. И это не последняя причина появления здесь таких видных специалистов по распилу бюджетов, как Гельман и Пономарев.
Вопрос о том, что эти люди могут сказать украинскому обществу, вообще не стоит — они и русского общества не знают и знать не желают. Украина же в их глазах — младшая сестра, недо-Россия. Никогда они ничего не понимали в национальном развитии и национальных проблемах. Вот и дожили до того, что все, связанное с русской идентичностью, отошло к Путину и его идеологам, которые сейчас пророчат, что украинцы сложат оружие перед биоэнергетикой русского духа (цитата дословная, сам слышал от какого-то бородатого чмошника на «России-24).
Ну, ладно, ладно, чего злословить, намерения-то благие — мир между народами. Да вот не получается мира на равных с нацистской Германией и становящейся нацистской Россией. Поехать в Киев, чтобы обозначить свою позицию, свое отношение к войне — это разумно. Но объяснять войну капризами Путина, а не особенностями русской идентичности, веками порождающей один и тот же тип внутреннего устройства и одну и ту же модель поведения во внешнем мире, не стоит. Мир возможен только при одном условии — при радикальных переменах в России, после национального шока. Это надо признать честно и откровенно.
Но в Киев приехали те, кто стремится — и пока успешно — интегрироваться в ныне действующую политическую систему, которая этих людей не отторгает, а использует. Весьма существенная деталь: на фоне воплей о национал-предателях и пятой колонне, после скандальных увольнений ученых и деятелей культуры за несогласие с политикой Кремля агитпроп слова плохого не сказал об участниках конгресса. Похоже, они все сделали, как надо. Так уже было. «Как надо» была и борьба с коррупцией, обличение «партии жуликов и воров», деятельность популиста и националиста Навального, да и массовые акции протеста тоже.
Мир, мир, мир. Но в нынешних условиях мир — это продолжение нынешней гибридной войны и вялотекущей капитуляции Украины. Никто из участников конгресса не решился бы признать главное и очевидное: судьба Украины зависит от способности украинцев убивать и не брать пленных. Парадокс в том, что переход от гибридной войны к обычной может привести к неожиданным результатам. Гибридная война разобщает украинцев и сплачивает русских. Об этой разобщенности и об этом сплочении тоже не говорилось на конгрессе, хотя это центральный вопрос. Масштабная война, даже победоносная для России, в перспективе может изменить ситуацию на прямо противоположную. Имперскую дурь из русских, конечно, она сразу не вышибет, но украинскую нацию может консолидировать. И не только ее, но и весь цивилизованный мир.
Но какой русский интеллигент решится назвать вещи своими именами. Он же приехал в Киев мирить волка с овцами, начисто забыв басню Крылова «Волк на псарне». Сейчас она для Украины весьма актуальна".
http://www.day.kiev.ua/ru/blog/obshchestvo/russkie-prishli

сталин, гитлер

Газета "День" (Киев). Русские идут!

"Нация является посредником между личностью и человечеством. Если же в основе этнической общности лежит отрицание личностного начала и отрицание единства с носителями цивилизационно-образующей культуры, то это национальная суицидальность. Для начала духовная и культурная, но затем перетекающая в физическую. Это та самая суицидальность, которой пропитан последний документ национал-социализма — завещание Гитлера. Да и весь национал-социализм.
О Гитлере вспоминаешь поневоле, потому что одновременно с документами, отрицающими европейский характер русской культуры и утверждающими существование мифической русской цивилизации, очевидным становится тренд на реабилитацию (пока частичную) Гитлера. Выглядит вроде бы странно на фоне воплей об украинских фашистах и коллаборационизме украинских националистов. Но это ожидалось еще несколько лет назад.
В 2009 году я сделал предположение, что предстоит путинская реабилитация генерала Власова. Хотя не он один такой. Куда логичнее, например, сделать героем тоталитарной России Бронислава Каминского, печально известного особой жестокостью при подавлении Варшавского восстания (того самого, преданного Сталиным). При нынешней полонофобии — великий герой. А про Власова и Бандеру пять лет назад заветное слово сказал архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (это Русская православная церковь за границей, «зарубежники», известные сотрудничеством с нацистским режимом):

— Владыка, а в чем принципиальная разница, по-Вашему, между власовцами и бандеровским движением?
— Власовское движение было направлено исключительно на освобождение от безбожной власти, в то время как всякие украинские движения были направлены к тому, чтобы оторвать Малороссию от Великороссии.

Комментировать тут нечего. Кроме того, что я робко ограничился предположением о грядущей реабилитации Власова, а дело обернулось восхвалением Гитлера как великого собирателя земель немецких, немецкого мира, именовавшегося великогерманским рейхом. Проявляемое при этом историческое невежество анализировать не будем — оно ожидаемо и уже привычно для всех умствований нынешней русской власти. Просвещать там некого и незачем. И это отвлечет от темы более грустной — от поведения публики просвещенной".
<...>
"Принципиальная позиция в нынешней России не героизм, а чудачество, удел лузера, фрика и юродивого. Но такая ситуация возникла не вчера и не сегодня. И ответственность за происходящее не на одних подписантах-коллаборантах, даже в частном общении произносящих пафосные речи о величии Путина. Долгие годы люди, профессионально осмысляющие жизнь и развитие общества, создавали культ agenda, переводя это слово как «повестка дня», хотя одно из его значений — "вынужденные обстоятельства". «Человек мыслящий» стало синонимом «человека приспосабливающегося». Принципиальность расценивалась как юродство, определенность и последовательность — как дурной тон и хамство.
Другим словами, русская общественная мысль рассматривала любые ценности лишь как основу для воздействия на людей, манипулирование ими. В результате все проглядели, что нынешний политический режим является носителем определенных ценностей, а вот те, кто ему пытается противостоять, похоже, нет.
Это очень важно понять и осознать. Осмысление происходящего должно начаться с того, что новый мировой порядок навязывают не дураки, не психи, не пустышки, а целеустремленные, уверенные в своей правоте люди с твердыми принципами и ценностями. Как нацисты, как коммунисты. И те и другие упомянуты не случайно. Внук Молотова и идеолог русского мира говорит о русских как о потомках арийских племен, спустившихся с Карпат. В Новосибирске коммунисту позволяют стать мэром. Пятнадцать лет назад я говорил о возможности заключения нового пакта Молотова-Риббентропа для внутреннего пользования. Кажется, это произошло. И даже при участии прямого наследника одного из заключивших ту сделку"
http://www.day.kiev.ua/ru/blog/politika/russkie-idut

Мавзолей

Газета "День" (Киев). Неуязвимый Путин

"Весьма вероятно, что санкции пойдут путинскому режиму только на пользу. И главная причина в том, что западная цивилизация во все времена и при всех обстоятельствах склонна проецировать представления о собственном устройстве, собственных ценностях, собственных принципах на нечто совсем иное".
<...>
"Совершенно невозможно признать необычайно обидное и досадное: долгие годы в «восьмерку» был допущен политик, мыслящий и действующий в совсем других категориях и совсем в другой логике. Способный к атомному шантажу, территориальным захватам, аннексии, безудержной лжи.
«Семерка» сейчас в весьма затруднительном, душевно дискомфортном состоянии. Это общеизвестный казус, именуемый то союзом изнасилованных, то сговором обманутых. Группа людей, подвергшихся насилию, унижению, обманутых и обворованных, отказывается признавать случившееся и делает вид, что ничего не произошло. В дурацком положении все: и Германия, гордившаяся особым посредническим статусом, умением договариваться с Россией; и США, чья разведка проглядела захват Крыма. Ежели, конечно, дело не в другом, ежели Обама просто не хотел ничего знать и слышать о подготовке операции.
Первая и самая главная ошибка цивилизованных стран и многих живущих в России экспертов состоит в том, что они усматривают связь между состоянием дел в экономике и социальной сфере этой страны со стабильностью режима, который абсолютно независим от всего этого, а также от политических настроений общества. Это своего рода внутриполитическая автаркия, которая до сих пор ни разу не преодолевалась усилиями общества. Все перемены происходили исключительно в результате внутриэлитных кризисов.
Правда, кризисы эти порождались внешнеполитическими обстоятельствами. Существующий политический режим максимально обезопасил себя от них. До сих пор по умолчанию предполагалось, что в международных делах исключен ядерный шантаж. Сейчас он озвучен Россией. Укрепляется мнение, что возможно и применение ядерного оружия, под угрозой которого — в этом нет сомнений — цивилизованный мир выполнит любое требование Кремля.
Это главное, но не единственное. Путин давно уже провозгласил лозунг национализации элиты. Это традиционный для самодержавия и его исторических модификаций, вроде сталинского режима, прием — проявление самодержавного эгалитаризма, монархической и тоталитарной народности. Санкции даже против самых близких ему людей Путину весьма кстати. Тем паче, что есть прекрасная внутренняя компенсация.
Вторая существенная ошибка цивилизованного мира — концентрация внимания на участии Путина и его окружения в торговле нефтью и газом, в международной финансовой деятельности. Не учитывается то, что «вся Россия — наш сад» — государство давно уже превращено в частное владение Путина и его окружения. При формальном разделении бюджета государства и бюджета государя существуют простейшие способы приватизации государственного бюджета, который рассматривается правящей элитой как криминальный общак.
И эти способы показывают связь между, на первый взгляд, иррациональной, архаичной, затратной и рискованной политикой имперского расширения с вполне конкретными интересами ближнего круга Путина. И тех, кто кормится при этом круге — это социальная группа не так уж мала и весьма влиятельна. И включает в себя самых разных людей — от постоянно присутствующих на телеэкране хозяев дискурса, до безвестных рыцарей плаща и кинжала. И многих, многих других.
Черная дыра российского бюджета перемещается из Сочи в Крым. Копаться в финансовых обстоятельствах олимпийского проекта было не совсем патриотичным. Да и не только в финансовых — речь шла и о конфискациях земель и домов, не выплаченных зарплатах и многом другом. Попробуйте-ка теперь заикнуться о финансовой прозрачности хотя бы строительства мостов через Керченский пролив. Все для фронта, все для победы. Не удивлюсь, если финансирование Крыма станет государственной тайной, а попытки разобраться с этим делом — государственной изменой.
Реальными выглядят обсуждаемые планы Кремля по захвату всей Украины, включая «мать городов русских». В них соединены и дикарские представления правящей элиты о «едином русском народе», и ее экономические интересы. Что же до письма Жириновского польскому министерству иностранных дел, то не столь уж оно безумно. Это типичный пробный шар. Вариант раздела Украины — уверен в этом — существует и в головах русских стратегов, и на бумаге. Они так видят интеграцию России в мировое сообщество — вот что это такое.
А сейчас придется перейти к самому неприятному не для русского, а для украинского читателя. Впрочем, и для русского тоже. Еще раз повторю сказанное: в Москве с протестом против вторжения в Крым на улицы вышло по разным оценкам от 50 до 70 тысяч человек. И это в условиях информационного, психологического и морального давления. На этом фоне удручающе выглядит даже не бездействие и равнодушие украинского правительства, а апатия украинского общества.
Что правительство? Оно сосредоточено на получении западной помощи, которую жертвам агрессии предоставляют быстрее, охотнее и в бОльших размерах. Еще осенью прошлого года бывший посол Германии в Киеве Дитмар Штюдеманн говорил, что Украине не стоит использовать роль жертвы России для давления на ЕС. Тем не менее, происходит именно это на фоне военно-коррупционной операции России в Крыму.
Но это полбеды. Беда в том, что украинские общественные деятели не пытались провести общенациональную мобилизацию против аннексии Крыма. Стоит ли за этим принципиальный пацифизм, непонимание ситуации или нечто иное, не так уж важно. Существенно то, что это лишь стимулирует агрессора, навязывающего свою волю миру.
При этом прогрессивная общественность, что в России, что в Украине, продолжает предрекать скорый крах путинского режима, а любую попытку адекватной оценки его успехов объявляет кремлевской пропагандой и провокацией. А режим тем временем укрепляет свои позиции как внутри страны, так и за рубежом. В Украине слишком рано заговорили о невозможности пророссийских партий — Партия регионов открыто действует в интересах агрессора. Во Франции укрепляют позиции лепеновцы, во всей Европе усиливаются их единомышленники. А именно эти партии являются союзниками весьма почитаемого ими Путина. Похоже, во всем мире забыли, что родиной тоталитаризма была Россия, чей пример с 1917 года оказывал разлагающее влияние на европейскую демократию.
Путин уже использует слово «национал-предатели» из лексикона Гитлера. Так именуются те, кто считает, что Россию следует остановить. Что ж, национал-предателей в нацистской Германии было немного, но то были люди славные. И перспективы у них оказались неплохие. Один такой предатель даже воевал против собственной страны в норвежской армии. Это был Вилли Брандт".
http://www.day.kiev.ua/ru/article/mirovye-diskussii/probnyy-shar-zhirinovskogo
лифт

Газета "День" (Киев). Европейская миссия украинской нации

"При всей активности Кремля, который не оставит своих планов покорения Украины, ее будущее сейчас в руках самих украинцев. Прибегая к высокому стилю, скажу так: речь идет о европейской миссии украинской нации, которая призвана не допустить формирования единого посттоталитарного пространства на Востоке Европы.
А теперь, подпустив немного пафоса, начну, по-своему обыкновению, цинично рассуждать о материях низких и неприятных.
К началу 2014 года Украина оставалась единственным постсоветским государством (не считая стран Балтии), которое могло быть названо демократическим. В своем заявлении исполняющий обязанности президента Украины назвал режим Януковича диктаторским. Это не так. Парадокс как раз в том, что украинская форма демократии, как и русская в девяностые годы, основывалась на межклановых соглашениях. Правление одного клана, как показывает опыт России, — да, ведет к диктатуре, и то весьма относительной. Оно разрушает публично-правовые институты, превращая их в фасадные. А вот украинский партийно-парламентский плюрализм держался на необходимости политического представительства и лоббизма олигархических кланов".
<...>
"Чем дольше будет длиться смута в Украине, тем... в общем, выход только в проявлении политической воли в демократических рамках. Но центральная власть в Украине должна быть твердой без мести, без люстраций, без стравливания различных общественных групп.
Чтобы противостоять главной, русской опасности, нельзя затевать полный передел государства по византийско-русскому образцу, когда не меняется его природа, но полностью обновляется элита. Для этого нет ни времени, ни сил. Необходимо подтверждение прежнего межкланового консенсуса, включая тот клан, который прежде представлял Янукович. Не называю имен — сейчас достаточно публикаций о том, кто есть кто в украинском политикуме.
Другая запретная тема — изменение роли Майдана и, особенно, боевиков. Не мною сказано о романтизации и абсолютизации бандеровской и махновской (так сказать, право-левой) традиции в украинской политической культуре. То есть традиции борьбы без победы, без цели достижения власти. Майдан и боевики склонны приписывать себе решающую роль в происшедших изменениях, в то время как главным было и остается взаимодействие элит в институциональных рамках, а критическим оказался недостаток политической воли Януковича и его приближенных, а также отсутствие твердой поддержки его лично Кремлем. Теперь самое опасное в том, что кризис политической воли отразится на работе государственных институтов, которым угрожают ныне поклонники так называемой прямой демократии, концентрирующиеся вокруг Майдана. А она, как показывает исторический опыт, — путь к тоталитаризму.
Любые эксперименты с подменой традиционного, институционального государства прямым народным представительством, возведение в абсолют участия как можно более широкого круга граждан в решении конкретных вопросов — все это лишь разрушает демократические институты и служит ширмой диктатуры. И не надо ссылаться на маленькую Швейцарию — тамошнее народовластие строго регламентировано и приспособлено для ограниченного политического, географического и демографического пространства.
Проблема политической воли ключевая. От нее зависит и выход из тяжелейшего экономического положения, о котором почти не говорят. До сих пор никто из институциональных лидеров не сказал ничего о своей экономической программе. От Майдана тоже нечего ждать, кроме призывов к справедливости. Удручает затянувшееся любование хоромами Януковича и Пшонки. Оно напоминает о том, как в России демократическое движение было утоплено в популизме и социальном вуайеризме.
Если уж помянута Россия, то придется вспомнить, что нет ответа на ключевой вопрос о судьбе 15 миллиардов долларов. Что делать с уже пришедшими тремя миллиардами, каков прогноз в связи с задержкой дальнейших траншей, как отреагирует Евросоюз на то, что евродолг Украины не будет куплен Россией? И какова судьба евроассоциации, предусматривающей, помимо всего прочего, санацию украинской экономики, несовместимую с популистскими ожиданиями Майдана?
О сепаратизме — намеренно в конце текста. Какова бы ни была его потенциальная опасность, его развитие тоже зависит от способности центральной власти к проявлению политической воли и решению социально-экономических задач. Участь сепаратистских образований, поддерживаемых Россией, незавидна. Их удел — разруха и смуты. Кстати, специально для поклонников прямой демократии. Вот она в действии — в Севастополе и Керчи".
http://www.day.kiev.ua/ru/article/den-planety/o-evropeyskoy-missii-ukrainskoy-nacii
нет войне

Газета "День" (Киев). Кого представляет Майдан

сегодняшняя публикация. утренняя. поэтому подводит итоги политического насилия.
что касается замирения, то отказ Лукина показывает, что кремль остался ни с чем и будет мстить.
и потому главный парадокс сегодняшнего дня: те, кто требует продолжения конфликта и отставки Януковича, работают на кремль. чтобы стать национально ответственной, украинской оппозиции надо подняться над личным отношением к нему и понять, что это легитимный президент Украины, гарантирующий мирный характер реформы и досрочные выборы.
другое дело, что у него самые высокие шансы на победу в этих выборах. но это проблема другого политического уровня.
и, конечно, главной проблемой остаются уличные командиры.

а публикация была вот о чем:

"Когда уличные командиры стали выходить на первый план, я писал о том, что с ними нельзя связываться ни при каких обстоятельствах, что романтика улицы Грушевского возьмет верх над мирной трезвостью Майдана. Ибо правые и левые экстремисты всех национальностей, во всех странах борются не за демократию для всех, а за власть для себя, даже если это власть в рамках их банд.
Современное социальное знание метафорично. В языке российской политологии этого явно не хватает, и это значительно обедняет ее научные возможности. В познании современного мира, особенно такого феномена, как тоталитаризм, искусство столь же значимо, как наука. Тоталитаризм не столько концепт, сколько метафора. Фундаментальные труды о нем, если внимательно присмотреться, нельзя отнести к дискурсу определенной науки, а некоторые из них вообще являются художественной прозой «литературного вымысла». Поэтому и прибегаю я к примерам как из истории, так и из литературы и кино.
Экстремистские группы во всем мире являются паразитами институционального общества. Первичность борьбы за власть внутри этих группировок очевидна. В истории это видно на примере всех коммунистических партий и террористических организаций. Об этом и «Оптимистическая трагедия», и «Заводной апельсин», и «Скинхеды» с Расселом Кроу. Примеров миллион. И потому действия правых и левых экстремистов никак не могли определяться стратегией и тактикой Майдана.
И это проявление общеевропейского тренда. Врагом номер один демократии становится сближение демократических сил с экстремистами в самом широком смысле, что по-разному проявляется в Европе. В ЕС — это интеграция в истеблишмент право-популистских и националистических партий (они, надо напомнить, весьма почитают Путина и его режим) вплоть до терпимого отношения к государствам ЕС, в которых они приходят к власти (Венгрия). Хотя есть удачный пример сопротивления на грани выхода из правового пространства — Греция.
В России и Украине другая беда. Экстремизм здесь является двойником-соперником власти. Он может либо вообще подменить демократический дискурс, как случилось с Навальным, либо выступить от имени национально-демократического движения, скомпрометировав его, как это произошло в Украине.
Можно сколько угодно рассуждать о провокации Януковича, ссылаясь на то, что все было готово к такому развитию событий. Да, было. Потому что он не мог не готовиться к разным вариантам, таково свойство власти. Потому что он пока контролирует ситуацию в Украине, посмеиваясь над заклинаниями о его запуганности, глупости и бессилии. Те два миллиарда, еще один транш из России, конечно, прибавили ему силы. Но если сейчас он задавит оппозицию и представит это Западу в выгодном свете, то Кремлю будет очень трудно превратить его в марионетку, как не удалось это ни с Лукашенко, ни с Назарбаевым. Тут уже 15 миллиардов не хватит. Вот это может оказаться такой же неприятностью для Кремля, как самостоятельность Тито и Мао.
Да, это будет самостоятельность диктатора, как и у всех названных персонажей. Так что может статься, что люди в Киеве гибнут за такое будущее Украины и Януковича. История часто использует людей втемную, иногда целые поколения и нации. И кто будет бенефициаром нынешней смуты, никто не знает. Даже он сам, скорее всего, не догадывается о своем будущем.
Что же до будущего Украины, то я бы поставил вопрос о том, какую идентичность отстаивает Майдан. Если европейскую, одно дело, а если все сводится к «а я не москаль», то это русский механизм самоидентификации, причем примитивизированный. Русская идентичность сводится к «я не весь мир», а самоопределение через отрицание принадлежности лишь к одной соседней нации — это уж совсем мелко.
Другой, тоже неприятный, вопрос о том, кого представляет Майдан. Сейчас он стоит еще острее — кого представляют боевики? Сторонники гражданской войны сетуют, почему не поднимается Киев, почему молчит Украина. Незадолго до нападения экстремистов на Верховную Раду я предложил украинским сетевым френдам рассмотреть результаты всеукраинского социологического исследования «Настроения Украины», проведенного двумя социологическими службами, — Киевским международным институтом социологии и Центром социальных и маркетинговых исследований «СОЦИС». Лишь один человек попытался хоть как-то аргументировать отказ от знакомства с этими данными. Другие смотреть не пожелали, ссылаясь на загадочную украинскую душу и объявляя любые опросы фальсифицированными.
Оно и понятно. Любые опросы ставили под сомнение правомерность их лозунгов и призывов. По всем основным вопросам, включая евроинтеграцию, — фифти-фифти. И по всем электоральным оценкам. Янукович и Партия регионов на первом месте. Майдан остается локальным киевским явлением, несмотря на происходящее в Западной Украине. Новости из Львова свидетельствует вовсе не о том, что там происходит нечто подобное киевским событиям. Там прямо противоположное. Там локальный, или региональный, консенсус. И в некоторых других городах Запада — тоже.
Пусть меня поправят знающие люди, но, похоже, там просто не пересекаются клановые и олигархические интересы, пока нечего делить (руки не дошли), и возможна автономная жизнь. Такое впечатление создается. И, кажется, Запад Украины вовсе не намерен проводить тотальной мобилизации в поддержку Майдана. Поездки молодежи в Киев больше похожи на нейтрализацию радикально настроенной части... да, похоже, западно-украинского социума.
Но это же беда. Происходит даже не федерализация, а атомизация Украины. Общеевропейская беда, а значит, беда для России, чьи интересы давно не совпадают до прямой противоположности с интересами Путина.
В заключение ни рецептов, ни поучений. Только наблюдения двух русских писателей — классика и современника.
Уже в который раз цитирую рассказ Чехова «Случай из практики», но это лучшее описание предтоталитарного состояния общества, ощущения того абсурда, который наступает при таком устройстве жизни, когда «и сильный, и слабый одинаково падают жертвой своих взаимных отношений, невольно покоряясь какой-то направляющей силе, неизвестной, стоящей вне жизни, посторонней человеку». Это и происходит сейчас в Украине. Действует сила, стоящая вне жизни, посторонняя человеку, что разглядел Александр Иличевский:
«Глядя сейчас на фотографию прикованного наручниками Волынского губернатора, я смутно понимал, что где-то это уже видел, — представлял зримо: и сокрушенное выражение лица, и неловкость позы. И никак не мог понять, где, пока не сообразил, что не видел, а читал: это — смесь эпизодов из «Капитанской дочки», «Белой гвардии», «Конармии».
Трагедия всегда происходит помимо человеческой воли. Люди, убежденные, что в переговорах перед бездной разверзнувшегося насилия они контролируют силу пожара, — заблуждаются насмерть».
http://www.day.kiev.ua/ru/article/podrobnosti/kogo-predstavlyaet-maydan